Информация



Психосоциальные аспекты нарушения слуха. Часть 7: Сенсорная депривация у детей

Мы продолжаем публикацию статьи “Психосоциальные аспекты нарушения слуха”. Начало смотрите здесь.
Источник: Psycho-social principles of hearing impairment. Max S. Chartrand. Перевод Т. Гвелесиани.

Сенсорная депривация у детей

Может показаться, что проблема детской тугоухости выходит за рамки деятельности обычного слухопротезиста. Однако мир меняется, и все больше аудиологов занимаются подбором слуховых аппаратов, объединяя эти две дисциплины (аудиологию и слухопротезирование). По мере роста числа детей с тугоухостью растет потребность в профессиональных слухопротезистах и реабилитологах. Кроме того, современная школьная программа требует, чтобы слухопротезист мог оказать помощь родителям, педагогам и другим специалистам в выявлении потребностей детей с нарушенным слухом.

Рассматривая детскую тугоухость, важно помнить, что, в отличие от взрослых, потерявших слух постлингвально, большинство детей страдают прелингвальной тугоухостью. Это означает, что усилия специалистов должны быть направлены не на восстановление уже сформировавшейся, но частично утраченной функции, а на развитие отсутствующей и требующей формирования слуховой функции. Мы называем этот процесс слуховой абилитацией. Поэтому в этой главе мы рассмотрим депривацию и развитие слуховой системы. Недавними исследованиями (Ruben, Rapin, 1980) установлено отрицательное влияние сенсорной депривации, вызванной хроническим средним отитом, сопровождающимся легкой и перемежающейся тугоухостью (в США в год выявляется до 10 млн. детей с этой патологией). Особый интерес представляют многочисленные исследования сенсорной депривации у животных, результаты которых могут быть перенесены на людей. Установлено, что бинауральная слуховая депривация приводит к серьезным проблемам в течение первых лет жизни ребенка, особенно в сферах речи, языка, успеваемости и психосоциальных навыков.

Например, когда новорожденных крысят временно лишали звуковых ощущений, в дальнейшем они были неспособны дифференцировать сложные звуковые сигналы и временные различия. Между тем, это два важнейших компонента, необходимых для развития понимания речи. В других исследованиях обнаружено, что у крыс ранняя слуховая депривация приводит к снижению слуховой чувствительности в два-три раза (Clopton, Winfield, 1976). Существуют доказательства структурных изменений в слуховых ядрах ствола головного мозга вследствие длительного отсутствия звуковой стимуляции (Webster, 1983). Монауральная депривация также приводит к нарушениям таких стволомозговых процессов, как локализация источников звука, выделение сигналов на фоне шума и подавление нежелательных звуков (Kirkwood, Kirkwood, 1983). Более того, перечисленные проблемы постоянно упоминаются взрослыми людьми с некорригированной односторонней тугоухостью или же теми, кто страдает двусторонней тугоухостью, но пользуется только одним слуховым аппаратом!

Обследуя детей с нарушенным слухом, Ross и соавт. (1991) пришли к следующему выводу:
“Полученные результаты свидетельствуют о наличии критического периода приобретения слуховых навыков. Тугоухость, развившаяся вследствие среднего отита, может привести к необратимым нарушениям обработки слуховой информации” (с. 8).

Это заключение было сделано в отношении детей с небольшим перемежающимся снижением слуха, вызванным хроническим секреторным средним отитом. Далее авторы переходят к детям, лишенным достаточного для общения слуха в первые годы своей жизни:
“…если слуховая система не получает некоторого критического количества звуковой информации в ранний период после рождения, в ней происходят структурные и физиологические изменения, навсегда ограничивающие ее исходный потенциал. Со всей ответственностью можно утверждать, что, чем раньше мы начнем лечение или коррекцию, тем больше шансов на уменьшение или устранение последствий слуховой сенсорной депривации” (там же).

Дети с нарушениями слуха подвержены ряду психосоциальных тенденций, зависящих от степени тугоухости и адекватности коррекции и абилитационного вмешательства. Как правило, встречаются следующие состояния:

  • Страх несоответствия (сопротивление использованию слуховых аппаратов)
  • Плохие навыки установки человеческих взаимоотношений и социализации
  • Сниженная интеллектуальная креативность
  • Низкая успеваемость
  • Пассивные/агрессивные черты характера

В результате несвоевременное выявление нарушения слуха может привести к ложному диагнозу задержки умственного развития, частичного или легкого аутизма, неспособности к обучению и синдрома дефицита внимания (СДВ). В настоящее время прилагаются значительные усилия к повышению качества скрининга слуха у детей. Однако, как уже упоминалось, система школьного образования не готова к выявлению тугоухости и надлежащему вмешательству. Этим объясняется огромный разброс данных, касающихся числа детей с нарушениями слуха (от 16 до 30 на 1000)! Не секрет, что многие детские аудиологические программы отстают от современных технологических и абилитационных требований. Например, большинство программ по-прежнему поддерживает миф о монауральном слухопротезировании; в результате не многие дети пользуются слуховыми аппаратами бинаурально. Кроме того, при назначении слуховых аппаратов часто пользуются устаревшими “критериями отбора кандидатов”, основанными на произвольно выбранных порогах слышимости и показателях разборчивости речи (например, 35 дБ ПС, разборчивость в аппаратах >50% и т.д.). Между тем, существует множество исследований, свидетельствующих о том, что уже при повышении средних порогов слышимости до 16 дБ нарушается речевое и психосоциальное развитие, а вероятность остаться на второй год повышается в несколько раз по сравнению с нормально слышащими сверстниками (Quigley, 1978; Oyler и соавт., 1988).

Детям все еще крайне редко подбирают миниатюрные и физически более удобные слуховые аппараты, хотя стоимость переделки корпуса внутриушного аппарата ненамного превышает стоимость изготовления нового индивидуального вкладыша. Современные технологии, такие как измерения в реальном ухе, видеоотоскопия, электроакустический анализ и программируемые слуховые аппараты (широко используемые в частной практике), редко доступны детям в рамках государственных программ. Наконец, существует большое количество противников назначения слуховых аппаратов или кохлеарных имплантов детям с полной глухотой, т.к. это якобы лишает их “выбора” быть глухими.

Я вовсе не отрицаю наличие многих хороших программ детского слухопротезирования, но, пройдя через все перипетии существующей системы, я не могу не отметить существенного отставания уровня оказываемой детям помощи от того, что может получить взрослый человек в частной клинике!

Педагоги, аудиологи и родители единогласно призывают:

“Пришла пора устранить это трагическое несоответствие в системе аудиологической помощи!”

Продолжение следует…

Вы должны быть авторизованы, чтобы добавить комментарий.

Яндекс.Метрика